Пятница, 14.08.2020, 3:06:02
Приветствую Вас Гость | RSS

Нюрбинская начальная общеобразовательная школа №3

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Материал для чтения

 

Рассказы о труде для 2 класса

Рассказы Виктора Голявкина, Александра Раскина для младших школьников

Виктор Голявкин «Моя работа»

Старший брат мастерил приёмник, а младший ходил вокруг и мешал.

— И я работать хочу, — просил он.

— Вот пристал, — сказал старший брат. — На тебе молоток и гвоздь.

Младший нашёл кусок фанеры и приступил к работе.

Тук-тук-тук — вся фанера в дырках!

Даже вся табуретка в дырках.

Даже в пальце чуть-чуть не сделал дырку.

— А ну-ка, — сказал старший брат, — дай сюда. — И прибил фанеру к приёмнику.

— Вот и всё, — сказал старший брат, — готов приёмник.

Младший вышел во двор и привёл ребят.

— Это я сделал. Моя работа!

— Весь приёмник сделал?

— Не весь, конечно, но главную часть. Без неё приёмник бы не работал.

Вот оно как в жизни случается.

Виктор Голявкин «Я пуговицу себе сам пришил!»

Я пуговицу себе сам пришил. Правда, я её криво пришил, но ведь я её сам пришил! А меня мама просит убрать со стола, как будто бы я не помог своей маме, — ведь пуговицу я сам пришил! А вчера вдруг дежурным назначили в классе. Очень мне нужно дежурным быть! Я ведь пуговицу себе сам пришил, а они кричат: «На других не надейся!» Я ни на кого не надеюсь. Я всё сам делаю — пуговицу себе сам пришил...

Виктор Голявкин «Как я помогал маме мыть пол»

Я давно собирался пол вымыть. Только мама не разрешала мне. «Не получится, — говорит, — у тебя...» Посмотрим, как не получится!

Трах! — опрокинул ведро и пролил всю воду. Но я решил, так даже лучше. Так гораздо удобнее мыть пол. Вся вода на полу; тряпкой три — и всё дело. Воды маловато, правда. Комната-то у нас большая. Придётся ещё ведро воды на пол вылить. Вылил ещё ведро, вот теперь красота! Тру тряпкой, тру — ничего не выходит. Куда же воду девать, чтобы пол был сухой? Без насоса тут ничего не придумать. Велосипедный насос нужно взять. Перекачать воду обратно в ведро.

Но когда спешишь, всё плохо выходит. Воды на полу не убавилось, и в ведре пусто. Наверно, насос испортился. Придётся теперь с насосом повозиться. Тут мама в комнату входит.

— Что такое, — кричит, — почему вода?

— Не беспокойся, мама, всё будет в порядке. Надо только насос починить.

— Какой насос?

— Чтобы воду качать...

Мама взяла тряпку, смочила в воде, потом выжала тряпку в ведро, потом снова смочила, опять в ведро выжала.

И так несколько раз подряд.

И воды на полу не стало.

Всё оказалось так просто.

А мама мне говорит:

— Ничего. Ты мне всё же помог.

Александр Раскин «Как папа делал табуретку»

Когда папа был маленьким и учился в школе, он сам сделал табуретку. И он запомнил эту табуретку на всю жизнь. Это была удивительная табуретка, наверное, другой такой не было на всём белом свете.

Так думал и Захар Петрович, преподаватель по труду.

При папиной школе была столярная мастерская.

И Захар Петрович учил ребят в этой мастерской.

Он учил их пилить, колоть, строгать, клеить, ломать и начинать всё снова. Пока не получится. Это был небольшой старичок с очками в железной оправе.

У него была любимая поговорка: «Дело мастера боится». Иногда он к этому добавлял: «А бездельник боится дела».

Захар Петрович начал свой первый урок так:

— Это что?

— Молоток! — закричали все.

— Правильно. А это?

— Гвоздь!

— Верно. А это как называется?

— Доска!

— Очень хорошо. Требуется забить этот гвоздь этим молотком в эту доску с одного удара. Есть желающие?

— Есть! Есть! Есть!

Желающих было много. Но самые сильные ребята не смогли этого сделать. А Захар Петрович взял гвоздь, поставил на доску и ударил. Ударил не очень сильно. Все ахнули: гвоздь вошёл в доску по самую шляпку.

— Главное тут — глазомер и точный удар, — сказал Захар Петрович. — Думаете, я всегда по гвоздю бил? Ничуть не бывало. Стукнешь по пальцу, да ещё тебе хозяин по затылку стукнет. Ты, мол, промазал, а я нет... Вот как нас учили.

Всем стало жалко маленького Захара Петровича.

Но тут он засмеялся и сказал:

— Не бойтесь, я никого бить не буду. Вы сами тут будете хозяева. Всё тут ваше. Для начала поучимся делать табуретки.

Табуретка! Что может быть проще? А попробуйте сами её сделать. Да ещё точно по размеру. Ох, сколько тут надо пилить, строгать, клеить, ломать, начинать всё с самого начала! Ох, сколько работы, сколько сил, сколько умения и терпения для этого надо...

Первую табуретку сделал Миша Горбунов.

— Прошу садиться! — гордо сказал он.

— А ты сам сядь! — предложил ему Захар Петрович.

Миша Горбунов сделал очень важное лицо и осторожно сел на свою табуретку. Она заскрипела и развалилась. Миша сел на пол под общий смех.

— Скоро, да не споро! — сказал Захар Петрович. — Начинай всё сначала. Да не спеши, а то опять народ насмешишь.

Никто не сумел сделать табуретку сразу. Всем пришлось переделывать.

— Ничего, ребята, — утешал Захар Петрович, — не сразу Москва строилась. Вы думали что? Пилить-строгать всякий может? Это верно. Только сперва попотеть надо...

Ребята старались изо всех сил. Ведь это было как на уроке: кто первый решит задачку. И даже интересно. Ведь на задачку не сядешь. Решил — и всё. А тут каждый может сесть на свою табуретку. Да ещё пригласить всех желающих.

Первую, настоящую табуретку смастерила Варя Глазунова. Девочка! Правда, у неё отец был столяром. Он её приучил к рубанку и пиле. И Захар Петрович очень хвалил Варю.

— Стоящая работа! Всем мальчишкам нос утёрла!

Мальчишкам было обидно. Они стали дразнить Варю.

Они ей говорили: «Варварка-столярка!»

А она не обижалась, она только спрашивала:

— А где же ваши табуретки?

И мальчишкам сказать было нечего.

Вторую табуретку сделал всё-таки Миша Горбунов. И мальчишки немного успокоились. Потом как-то сразу все стали сдавать свои табуретки.

Захар Петрович говорил:

— Вроде Володи — похоже на табурет.

Наконец и маленький папа сделал свою табуретку. К тому времени он был весь в царапинах и занозах, а нос и щёки были запачканы столярным клеем. Но ему было не до этого. Его первая табуретка была готова! Даже в день его рождения маленькому папе не было так хорошо и весело, как в день рождения этой табуретки. Наверно, Захар Петрович очень хорошо понимал это.

— А ну, сядь, — сказал он заветные слова.

Маленький папа очень осторожно сел на табуретку. Она даже не скрипнула.

Но тут Захар Петрович прищурился.

— Ножки сосчитай, — тихо сказал он.

Маленький папа очень удивился. Он посмотрел на свои ноги. Их было по-прежнему две. Но тут все мальчики и девочки покатились со смеху, многие даже сели на пол.

Тогда засмеялся и Захар Петрович.

До сих пор маленький папа не может понять, как он умудрился сделать табуретку на пяти ножках. Но она стояла перед ним. И она стоит перед ним до сих пор. И он до сих пор видит эти пять ножек. Пять, а не четыре. И он до сих пор слышит голос Захара Петровича: «Что три ноги, что пять — начинай опять!»

И он думает, что это надо помнить при всякой работе.

Александр Раскин «Как папа выбирал профессию»

Когда папа был маленьким, ему часто задавали один и тот же вопрос. Его спрашивали: «Кем ты будешь?» И папа всегда отвечал, на этот вопрос не задумываясь. Но каждый раз он отвечал по-другому. Сначала папа хотел стать ночным сторожем. Ему очень нравилось, что все спят, а сторож не спит. И потом ему очень нравилась колотушка, которой стучит ночной сторож. И то, что можно шуметь, когда все спят, очень радовало папу. Он твёрдо решил стать ночным сторожем, когда вырастет. Но тут появился продавец мороженого с красивой зелёной тележкой. Тележку можно было возить! Мороженое можно было есть!

«Одну порцию продам, одну — съем! — думал папа. — А маленьких детей буду угощать мороженым бесплатно».

Родители маленького папы очень удивились, узнав, что их сын будет мороженщиком. Они долго смеялись над ним. Но он твёрдо выбрал себе эту весёлую и вкусную профессию.

Но вот как-то раз маленький папа увидел на станции железной дороги удивительного человека.

Человек этот всё время играл с вагонами и с паровозами. Да не с игрушечными, а с настоящими! Он прыгал на площадки, подлезал под вагоны и всё время играл в какую-то замечательную игру.

— Кто это? — спросил папа.

— Это сцепщик вагонов, — ответили ему.

И тут маленький папа понял, наконец, кем он будет. Подумать только! Сцеплять и расцеплять вагоны! Что может быть интереснее на свете? Конечно, ничего интереснее быть не могло. Когда папа заявил, что он будет сцепщиком на железной дороге, кто-то из знакомых спросил: А КЗ.К Ж6 мороженое?

Тут папа призадумался. Он твёрдо решил стать сцепщиком. Но отказываться от зелёной тележки с мороженым ему тоже не хотелось. И вот маленький папа нашёл выход.

— Я буду сцепщиком и мороженщиком! — заявил он.

Все очень удивились. Но маленький папа им объяснил. Он сказал:

— Это совсем нетрудно. Утром я буду ходить с мороженым. Похожу, похожу, а потом побегу на станцию. Сцеплю там вагончики и побегу опять к мороженому. Потом опять сбегаю на станцию, расцеплю вагончики и снова побегу к мороженому. И так всё время. А тележку поставлю близко от станции, чтобы не бегать далеко сцеплять и расцеплять.

Все очень смеялись. Тогда маленький папа рассердился и сказал:

— А если вы будете смеяться, так я ещё буду работать ночным сторожем. Ведь ночь-то у меня свободная. А в колотушку я уже умею здорово стучать. Мне один сторож давал попробовать...

Так папа всё устроил. Но скоро он захотел стать лётчиком. Потом ему захотелось сделаться артистом и играть на сцене. Потом он побывал с дедушкой на одном заводе и решил стать токарем. Кроме того, ему очень хотелось поступить юнгой на корабль. Или в крайнем случае уйти в пастухи и целый день гулять с коровами, громко щёлкая кнутом. А однажды ему больше всего в жизни захотелось стать собакой. Целый день он бегал на четвереньках, лаял на чужих и даже пытался укусить одну пожилую женщину, когда она хотела погладить его по головке. Маленький папа научился очень хорошо лаять, но вот чесать ногой за ухом он никак не мог научиться, хотя старался изо всех сил. А чтобы лучше получилось, он вышел во двор и сел рядом с Тузиком. А по улице шел незнакомый военный. Он остановился и стал смотреть на папу. Смотрел, смотрел, а потом спросил:

— Ты что это делаешь, мальчик?

— Я хочу стать собакой, — сказал маленький папа.

Тогда незнакомый военный спросил:

— А человеком ты не хочешь быть?

— А я уже давно человек! — сказал папа.

— Какой же ты человек, — сказал военный, — если из тебя даже собака не получается? Разве человек такой?

— А какой же? — спросил папа.

— Вот ты подумай! — сказал военный и ушёл.

Он совсем не смеялся и даже не улыбался.

Но маленькому папе почему-то стало очень стыдно. И он стал думать. Он думал и думал, и чем больше он думал, тем больше стыдился. Военный ему ничего не объяснял. Но он сам вдруг понял, что нельзя каждый день выбирать себе новую профессию.

А главное, он понял, что он ещё маленький и что он ещё сам не знает, кем он будет.

Когда его спросили об этом опять, он вспомнил про военного и сказал:

— Я буду человеком!

И тут никто не засмеялся.

И маленький папа понял, что это самый правильный ответ.

И теперь он тоже так думает. Прежде всего, надо быть хорошим человеком. Это важнее всего и для лётчика, и для токаря, и для пастуха, и для артиста. А чесать ногой за ухом человеку совсем не нужно.

 

Поиск
Календарь
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz